Популярные сообщения

воскресенье, 1 декабря 2013 г.

Не звони мне, не звони…


Не звони мне, не звони…


или о том, когда забывают, что телефон параллельный
   Да, так называемый проводной телефон, конечно, хорошо, но при нарушении правил пользования им могут возникать серьезный стрессовые ситуации. Не верите? Напрасно. В связи с этим вспоминается случай, подтверждающий эту простую истину. В кабинет, где томились две жертвы умственного труда (обе мужского пола), врывается перманентно возбужденный коллега, скажем, по фамилии Петров. Просто этот представитель человеческого рода постоянно находится в состоянии крайнего недовольства и возмущения всем и вся. С места в карьер начинает кричать:
   - Когда это кончится! Я наведу порядок! Я сейчас позвоню самому Василию Ивановичу!
  Не в меру разбушевавшийся коллега мужественно хватает трубку с телефонного аппарата. На его лице написаны непреклонность, решимость и крайняя уверенность в себе.  
   Предвкушая развитие событий, жертвы умственного труда начинают хихикать. Просто они то знают, что за тонкой фанерной стеной кабинета разговор по параллельному телефону ведет еще один коллега, скажем, по фамилии Сидоров, который, кстати,  отличается крутым нравом. Причем он беседует с женщиной, к которой испытывает чувства. Какие? Поди у него спроси, когда он уже минут 30 висит на проводе.
   Петров судорожно начинает набирать нужный номер большого начальника, судорожно дергая вращающийся диск телефона. Жертвы умственного труда впадают в истерию. Они легли на столы и дергаются в конвульсиях смеха. Конечно, до этого им было невыносимо скучно, а теперь появляется возможность развлечься за счет коллеги, к которому они относятся, скажем так, неоднозначно. А перемена настроения от жуткой скуки к безудержному смеху – вещь неконтролируемая.
   В это время перманентно возбужденный Петров подносит телефонную трубку к уху и кричит в нее:
   - Але, Але, Василий Иванович!..
  Вдруг из-за тонкой фанерной перегородки кабинета доносится возмущенный рев:
   - Полож трубку! Полож трубку!
   Этот же возмущенный крик больно ударили в барабанную перепонку Петрову, так как донельзя возмущенный Сидоров кричал в трубку. На лице только что решительно настроенного Петрова появляется виновато-испуганная улыбка. Он с растерянно смотрит на коллег и осторожно кладет трубку на телефон.
   От созерцания всей этой картины у жертв умственной каторги случилась истерика. Они корчатся от смеха, сползая под стол. Петров растерянным голосом, как бы извиняясь, спрашивает:
    - Кто это?
    Видимо, у него еще теплится надежда, что так его осадил хотя бы не грозный начальник Василий Иванович. Коллеги корчились в пароксизмах смеха, лишь указывая пальцами на тонкую фанерную перегородку кабинета.     Из-за нее послышался голос Сидорова:
   - Кому там уши заложило? Я же по телефону разговариваю!
   Подвергнувшиеся экзекуции смехом жертвы умственного труда долго еще не могли придти в себя. Казалось, почти успокоившись, они снова начинали «ржать». Новый приступ смеха вызвал ответ Сидорова, у которого коллеги поинтересовались, как реагировала на его окрик «Полож трубку!» подруга, с которой он разговаривал. Просто для всех, кроме жертв умственного труда, это было явно очень неожиданно.
  - Бросила трубку, - хмуро ответил Сидоров. – Пришлось заново перезванивать.