Популярные сообщения

среда, 22 января 2014 г.

От яиц до яблок Продолжение


От яиц до яблок
Продолжение
Обещал написать продолжение, но все как-то не было времени. Сегодня вечерком нашел минуточку.
Больница, тем более районная, не самое лучшее место в мире. Особенно если учесть, что с обратной стороны не закрываются ни туалет, ни так называемая санитарная комната с подобием душа и одним умывальником, правда есть горячая вода. Хотя все не так и страшно. Товарищи  по  несчастью даже шутили, мол, у нас работает принцип одного «очка» - это они о том, что на все отделение один мужской и один женский туалет. Как уже говорилось, они не закрывается изнутри. Это,  видимо, по той причине, что больные в отделении томятся «ненадежные» - в плане здоровья.  Если кто закроет за собой дверь узкого и маленького туалетика, как его оттуда извлечешь? Видимо, в этом причина отсутствия защелки и в так называемой санитарной комнате. Правда, такая ситуация создавала некоторое  неудобство – все же и в больнице не  стирается грань между полами.  
  …И вот подходит время плановой операции. Одна из предоперационных процедур – клизма. Если вы мужчина, то  принять ее из рук молодой девушки несколько неуютно. Рассказывал Степаныч историю, как его сосед по палате, по прежней «лежке» попал  в такую щекотливую ситуацию. Да, щекотало не только заднепроходное отверстие, но еще и присутствие молодой особы, перед которой ты лежишь на левом бочку суешь себе что-то довольно длинное в зад. Те, кто еще не потерял невинности, меня поймут.  Так вот, после этой процедуры бедолага обходил ту молоденькую медсестру,  как только мог. При этом жутко краснел. Скажете, щепетильность, когда рядом люди умирают и корчатся от боли? Но так уж устроен человек.
Один мой приятель, чтобы ускорить процесс, выпил столовую ложку касторового масла.  Никаких внутренних изменений. Тогда  он добавил еще. К утру пробрало. В результате бедолагу  так вывернуло на изнанку,  что  он целый день не отходил от туалета.
  И вот, когда вся растительность в промежности будет уничтожена безопасной бритвой, делают успокаивающий укол. Правда, Степаныч дождался окончания его действия,  пока его позвали на операцию. Но что поделаешь! В этот день проходили три запланированных операции, так что  рассчитать,  сколько продлится  каждая, невозможно.
   Оборудование  для проведения  лапароскопических операций, с десяток лет назад подаренное  японскими товарищами, слава Богу, действует. Вот только камни уже не получается дробить ультразвуком – что-то там «здохло». Но ничего, приходится их извлекать через пенис. Понятно, дело непростое, зато это не гланды рвать через заднепроходное отверстие. Тем более что все происходит под общим наркозом.
А еще нужно поблагодарить врачей,  которые этим делом занимаются. Это же надо так любить свою профессию!
  На операцию идти не страшно – по себе знаю. Вольют в вену чего-то такого, а потом легкая дурнота и черный провал сознания. Как очнулся, уже не помню. Стал осознавать себя только на лестнице, по которой поднимался с помощью медсестры и санитарки урологического отделения. Только помню, как распевал во весь голос песенку: «Жили у бабуси два веселых гуся…», да все чему-то  радовался, словно «принял» этак граммов 550.
  Затем я заверил, что прекрасно себя чувствую и отправился в туалет. Девушки от меня не отстают. Я им:
 - Дайте человеку спокойно пописать!
  А они:
 - Мы смотреть не будем.
  Да на что там смотреть – три  медсестры все эти остатки былого держали на операционном столе,  чтобы врач не промахнулся со штангой.
  Потом, правда, просил налить еше сто граммов наркоза и т.д., но об этом что-то вспоминать не хочется.
  Но мне повезло – врач только  подрезал что-то, чтобы камень вышел. И он был таков – вылетел денька через три. Мне еще повезло, так как он был всего сантиметр длинной и полсантиметра  шириной и, ну, очень тоненький, словно накипь в чайнике. А этот чайник – я. Словом, сгинул этот «листчек» причинивший столько страданий. Смотрел  я в недра унитаза, кстати, без сидения, и умилялся увиденному – пронесло!
   Выйду я на улицу…
Один мой товарищ по палате попал в урологическое отделение по причине воспаления простаты. Жуткие боли ему пришлось перенести.  Но потом обезболивающие, антибиотики – и все уже казалось страшным сном. Но вот пример Степаныча, которого только повели на операцию по прорезанию простаты, которая передала мочеиспускательный канал, его не радовал. Да, в отделении было много  таких, кто попал сюда из-за простаты.  Как-то  неуютно было наблюдать, как они ходят по коридору с сумочками полными мочи. Просто  простата удавом пережала мочеиспускательный  канал, поэтому им ввели катетер прямо в мочевой  пузырь. Потом биопрсия, долгое ожижание на наличие раковых клеток и, наконец, это  самое прорезание. И наконец, долгожданная струя из органа, который, как теперь понимаешь, только для этого  предназначен.
  Глядя на все это, мой приятель продекламировал  стишок, сочиненный неизвестным народным гением:
   Выйду я на улицу,
Положу хрен в  лужу,
Наступай прохожий –
Больше мне не нужен.