Популярные сообщения

пятница, 3 января 2014 г.

«Донецкая»

«Донецкая»
(Быль)
Заведующий сельхозотделом районной газеты Петров Петр Петрович (имя по известным причинам изменено) собирался в отпуск. Отпускные начислены и выплачены, билет до Симферополя в кармане, словом, Петрович уже прочувствовал себя полным … отпускником. Осталось «замочить» с приятелями столь важное событие в жизни каждого человека.
На «банкет» отпускник пригласил самых проверенных. Как говорится, «халявщиков» нам не надо – я сам большой «халявщик». Таким образом, наш заведующий сельхозотделом был, как бы это мягче сказать, несколько прижимистым человеком. Недаром о нем в редакционной среде бытовала такая поговорка: «А Петров принес стакан».
- Таня, подруга, из Донецка приехала и водки «Донецкая» привезла, – продолжал он бубнить восхищенно. - Я немного отпил из бутылки - пробирает!
Первым пригубил Петров. Глотнул он - как по рту какая-то дрянь растеклась, и так противно сделалось. Ну, словно растворителя хватил. Отнял ото рта рюмку. Понюхал – точно растворитель!
- Отравить меня хочешь! – кричит. – Какая это «Донецкая» - обычный растворитель.
- Я сам пробовал – водка! – кричит Семенович. – А ну, налей!
Отплевываясь и борясь с позывами тошноты, Петров налил Семеновичу полную рюмку. Тот крякнул – и опрокинул ее содержимое в рот, с видимым удовольствием проглотил. Как-то подозрительно крякнул и сморщился.
- Точно, растворитель! – проблеял он. – Видимо, когда брал бутылки, перепутал. Эта также в буфете стояла, завернутая в газетку.
- Отравитель! – взвыл Петров и бросился к росшей неподалеку березке, чтобы облегчить свой желудок и заодно душу. В промежутке между сеансами «терапии», Петров изрыгал из себя страшные ругательства.
Семенович не стал мелочиться, решив, что нужно разбавить ядовитое содержание желудка водой. Более что источник животворящей влаги совсем близко – река. Семенович попробовал по методу Иванушки – припав к источнику спасения. Но, оказалось, что сделать это не так просто – берег влажный и грязный, так что, как говорится, нельзя воды напиться не обмочившись. Пришлось раздеться до трусов и лезть в реку. Оценив рационализаторское предложение собутыльника,  стал раздеваться и Петров. Оба любителя «Донецкой» зашли глубже, чтобы было удобней пить, и стали поглощать целительную влагу, изредка поругиваясь. Отдыхающие, расположившиеся за соседними кустиками, с удивлением смотрели за этой странной процедурой. Создавалось такое впечатление, что эти два странных человека, забредшие по грудь в воду, пытаются выпить реку. И хотя, «чтоб солнце заслонить, ушей ослиных мало» очевидцы утверждают, что уровень воды в реке значительно понизился.
Степанов, которого тоже пригласили на «банкет» на берегу реки, несколько замешкался на работе, потому опоздал. Этот уважаемый двумя приятелями-водохлебами человек, врать бы не стал. По его словам, он видел маслянистые пятна, когда поднимался вверх по течению, чтобы отыскать своих приятелей. Оставим на его совести это утверждение, но потребление воды в больших количествах мало помогло. Растворитель, который Семенович прихватил вместо «Донецкой», надежно усвоился в организме.
Глядя на  очистительные процедуры, Степанов, который нашел собутыльников, долго не мог «врубиться» в чем здесь «фишка». Приятели в перерывах между попытками очистить организм, толково ему все объяснили. И тогда Степанова взял такой «хохотунчик», что со стороны казалось, что и он присоединился к процедуре по очистке организма – очень уж его потрясали конвульсии.
Предприняв несколько попыток «выпить реку», приятели, наконец, успокоились. Обречено присели у бережно разостланной в самом начале «пиршества» газеты с нехитрой закуской и примолкли.
- Что ж, - начал Степанов, который к этому времени отсмеялся, - насколько я понимаю, бутылка водки еще осталась.
- Ни-ни! – замахал руками Петров, который довольно трепетно относился к своему организму, - я все! Хватит! Пойду домой - и буду выводить из организма яд чаем.
Петров встал и быстрым шагом скрылся с глаз. Оставшиеся приятели не отказали себе в удовольствии выпить за здоровье Петрова. Водка, смешавшись в организме Семеновича с растворителем, обезвредила яд. Недаром же говорится, что клин клином вышибают. Приятелям показалось мало. Поэтому они пошли к Семеновичу, отыскали «Донецкую», спокойно стоявшую в том же буфете, (точно, и она была завернута в газетку) и выпили все до дна. Ох, хороша «Донецкая» в тихую погоду, когда редкая птица долетит до середины Днепра!
«А поутру они проснулись…»
Петров весь остаток того злополучного дня лечился чаем. Супруга подозрительно на него косилась – в квартире почему-то сильно пахло соляркой. На недоуменный взгляд половины Петров пробурчал что-то о том, что пришлось чинить их старый «жигуленок».
Утром Петров сел в вагон и отправился в путешествие – ему предстояло хорошенько отдохнуть в санатории. Да, лечение после «Донецкой» ему не помешало. Но путешествие не заладилось с самого начала. Две симпатичные женщины, к которым он попал в купе, настороженно а него косились. Да все этот запах солярки, который источало тело бедного заведующего сельхозотделом. В вагоне было жарко и потоотделительные процессы усилились. Соответственно усилился запах солярки. Пришлось пояснять, что он весь вчерашний день пролежал под своей легковушкой.
К сожалению, такое объяснение пришлось давать всем прелестницам, которых Петров пробовал безуспешно «заарканить» во время своего отдыха в санатории. Почему-то запах солярки отпугивал женский пол. А здесь кто-то распространил слух, что Петров работает трактористом в колхозе. Отсюда такой устойчивый запах солярки, который его сопровождает.