Популярные сообщения

пятница, 3 января 2014 г.

Новогодняя ночь

Новогодняя ночь
(Быль)
Этот случай произошел со мной и моими друзьями как раз в новогоднюю ночь, когда случаются и не такие вещи. После, как у нас тогда говорили, танцев в районном Доме культуры, захватив «бормотухи» мы направились на дом к своему приятелю. Тот обещал все подготовить к празднованию такого замечательного праздника, как Новый год. Жил он вдвоем с матушкой, да та, к нашему счастью, уехала к сестре погостить. Так что дом был свободен для наших утех. Тем более, что приятель, работавший на мясокомбинате, обещал подготовить хорошую закусь. За нами было только «пойло». С танцев, кто мог, прихватил с собой «боевую подругу», чтобы веселее было коротать новогодний вечерок. А вот Степану не повезло – никакая «телка» на него не клюнула, а собственной подругой, которая бы была только ему верна, он так и не обзавелся.
Приходим к приятелю, кажется, этот дом. Хорошо, что собаки нет, а то как бы достучались.  Открывает наш приятель. Шумную гурьбою входим и снимаем обувь, верхнюю одежду. Входим в большую комнату, где горит огнями новогодняя елочка и стоит накрытый к празднику стол. И чего только на нем не было! Одним словом, часть продукции мясокомбината перекочевала в этот гостеприимный дом. Гордый хозяин повел нас в чулан, чтобы продемонстрировать свое богатство. С потолка здесь свешивались гирлянды колбас. Тускло отсвечивались копченые окорока. В бочонке хранилась отборная вырезка. В кадушке, с которой гостеприимный хозяин поднял крышку, была сырая домашняя колбаска. У нас даже глаза разбежались от увиденного.
Сели за стол, выпили хорошенько. Особенно хорошо шла «кровавая Мери». Да и перед девчонками каждый старался показать, какой он «крутой» мен. Сначала старались осторожно наливать водку в томатный сок, потом лили кое-как, лишь бы налить. Потом вообще запивали водку томатным соком, а когда он кончился, пили ее «болезную» просто так. Градус веселья нарастал. Шутки, прибаутки, тосты, всеобщее веселье. Но постепенно все умаялись и разобравшись по парам, захватили укромные уголки дома. Только лишь один Степан сидел в гордом одиночестве за столом и допивал оставленное в резерве дешевое вино. Из-за него нельзя было погасить свет. Поэтому предприимчивый участник новогоднего веселого вечера по кличке Хмырь отвел Степана к печи, и, при помощи Серого, водрузил на нее потерявшего ориентацию в пространстве приятеля.
Свет выключили, все притихли. Вдруг с печки встает Степан - разморило, бедолагу, в тепле. Хмырь, пристроившийся со своей подругой на кровати за печкой, быстренько вскочил, вскарабкался по лестничке и опять осторожно уложил Степана. Опять все затихли.
Полежав немного, подогреваемый избыточным теплом, Степан снова сел. Нет, в таком подпитии да еще на горячей печи! Хмырь быстренько соскочил с кровати, быстренько-быстренько влез по лестничке на печь и опять заботливо уложил приятеля.
Все притихли. Только Степан, подогреваемый на печи, опять почувствовал себя дурно и сел. Хмырь быстренько-быстренько соскочил с кровати, влез по лестничке на печь и бережно уложил приятеля.
Все затихли. Но только Степа завертелся, как уж на сковородке ... и опять сел. Выведенный из себя Хмырь, вскочил с подруги, быстренько-быстренько залез по лестничке на печь и торопливо, причем, очень небрежно, уложил приятеля.
Все опять притихли, хоть слышны были уже отдельные смешки. Прошло некоторое время, и Бедный Степа, подогреваемый на горячей печи, снова сел. Послышался гомерический хохот. Кто-то кричал:
- Ну сколько можно!
Кто-то шутливо возмущался:
- На самом интересном месте!
Из углов вылезли приятели и сняли Степана с печи.
- Нужно вывести его на свежий воздух, - предложил Серый.
Степана взяли под руки и вынесли во двор. Так как он стоять уже не мог, решено было повесить на забор. Что и было сделано.
- Вишу я на заборе, - рассказывал потом Степан, - а мне так дурно. Ну и не выдержал – огласил окрестность утробным рычанием. Потом заснул, «отрубился». Просыпаюсь и вижу, что уже небо стало розоветь. Да холодно так! Хорошо еще оттепель на дворе, иначе замерз бы! Забыли, ироды, меня на заборе. Снялся кое-как с забора и в дом. Залез на печь, согреться не могу.
Утром компания начала собираться за столом.
- А где Степа? – спрашивает кто-то.
- Забыли на улице! – пугается одна нервная «боевая подруга».
Побежали на двор. Нет Степана. Стали бегать вокруг дома, звать. Ни гу-гу!
Пока не пришел разбуженный суетой и не выспавшийся за ночь постоянного лазания на печь Хмырь и не сказал, что Степан лежит на печи и дрыхнет. Поругиваясь, приятели вернулись в дом и сели за стол.
Вы думаете, что все на этом кончилось, некоторые «орлы» из теплой компании потом долго захаживали в гости к хлебосольному приятелю. Прихватят «пойла» подругу для приятеля - и в гости. А там всегда, как говорится, стол и дом. Когда через две недели приехала мать приятеля, то долго ругалось. Пустых бутылок – целый мешок. В кладовке хоть шаром покати. Даже подумала, что сынок спиваться начал. А здесь еще соседи такого порассказали!..