Популярные сообщения

среда, 1 января 2014 г.

Что палец? Вот напильник!


Что палец? Вот напильник!
(Быль)
Сидят в обеденный перерыв работники механического цеха в бытовом помещении за столом, покуривают и «байки» травят. «Тормозок» уже съеден, а с полчала до окончания обеденного перерыва осталось. Что еще делать?
Почему-то сладко зевают все по очереди. Как говорят в народе в таких случаях: «Одна кобыла всех заманила».
- Ты чего не выспался? – спрашивает старый слесарь Иван Николаевич у своего закадычного дружка токаря Степана, которому несколько покровительствует.
- Да всякая ерунда снилась! - отмахивается тот.
- Какая такая ерунда? - пристает Иван Николаевич.
- Приснилось мне, - «раскалывается» Степан, - будто прихожу я к тебе домой.
- Вот невидаль! – возмущается Иван Николаевич, - да ты у меня, считай, каждый день бываешь. Только вчера жена почти с милицией с кухни выселяла.
- Да ты слушай, что дальше было! – возмущается дружок. – А квартира у тебя, словно у буржуя – высокие потолки, красивые люстры, огромная столовая. За столом, который ломится от «жратвы», сидишь ты, как персидский падишах. Вокруг – бабы. Вот мы с тобой и заложили за воротник, вот и оторвались. Проснулся, жалко стало, что все это не наяву. И представляешь, за всю ночь, хоть лег я рано, не смог выспаться. Встал разбитый, словно всю ночь пил, гулял, безобразничал с женщинами.
- Да-а, - тянет задумчиво третий приятель, фрезеровщик Дима. – А почему я-то не выспался? Лег рано, жена в ночную.
- Да ты, Дима, у Ивана Николаевича за столом сидел, во сне, - поясняет этот казус рассказчик. – И выпивал вместе со всеми.
- Ну а что со мной приключилось, что я так зверски зеваю? – интересуется слесарь-инструментальщик Петров. – Не скажешь же ты, что я также в том сне за столом у Ивана Николаевича бражничал?
- Нет, - нисколько не смущается Степан Иванович, - ты за столом не сидел … а для нас за «добавкой» на своем «Фольксвагене» гонял.
Все смеются.
- Не верите! - обижается рассказчик. – Ну и шут с вами! И сладко так зевает.
Иван Николаевич, известный шутник, в это время вставляет ему палец в рот. Степан инстинктивно его захлопывает и чуть не откусывает палец друга. Иван Николаевич, взвыв, выхватывает покусанный палец изо рта друга и по-всякому, даже нецензурно, ругается.
Все смеются. Иван Николаевич сильно обижен. Он трет поврежденный палец и морщится. А приятель, как ни в чем не бывало, опять зевает. Тогда Иван Николаевич вставляет своему дружку в рот напильник, что валяется на столе. Тот вновь инстинктивно захлопывает рот – и со страшным ревом, выхватив напильник изо рта, убегает к умывальнику.
- Что палец, вот напильник! – констатирует «шутник».